Парк славянского периода: казачий этнохутор для детей и взрослых

Парк славянского периода: казачий этнохутор для детей и взрослых

29.10.201918:47

У атамана казачьей станицы «Державная» Олега Анатольевича Мажары два образования: педагогическое и техническое. В свое время он 15 лет отработал в обычной школе на Уралмаше: преподавал физику, математику, черчение, вел труды для мальчиков и для девочек. Когда грянула перестройка, на зарплату учителя ему было сложно прокормить семью, и тогда Мажара ушел в бизнес – открыл дизайн-студию, столярный цех, получил лицензию и занимался строительством и отделкой коттеджей и домов. Когда он рассказывает о своем прошлом, становится понятно, что работать он умеет и руками, и головой.

Двенадцать лет назад Мажара вместе с другом решили: деньги – не главное, и захотели перебраться подальше от города, чтобы заняться сельским хозяйством, помочь людям в деревнях встать на ноги, дать им работу, построить там храм. В то время под Среднеуральском по счастливой случайности только начала работать организация по реабилитации людей, попавших в трудную жизненную ситуацию. Мажара помог им, не только вложив в строительство и ремонт зданий деньги, но и посвятив этому делу свою дальнейшую жизнь.

О станице «Державной» вскоре узнали на государственном уровне – дважды она выигрывала федеральный конкурс социальных инициатив «Содействие», обогнав конкурентов на областном, региональном и всероссийском уровне. И если в первый раз Министерство заинтересовалось методикой реабилитации людей, при которой они оставались жить и работать в месте, где им дали кров, то во второй – будущим для «выпускников» программы, которое для них придумали в станице. Проект на стыке сельского хозяйства, культуры и социальной поддержки назвали «Этнохутор». По задумке Мажары, это – социальный лифт для тех, кто когда-то сбился с пути.

Сегодня жители «Державы» живут в основном за счет своей сельскохозяйственной деятельности (мясо, молочная продукция, картошка и тд.), при этом помогают тем, кому тяжело – ежемесячно казаки поддерживают 20 многодетных семей в Среднеуральске и Верхней Пышме. В эти города активисты также выезжают еженедельно, чтобы накормить, выдать одежду, средства гигиены и другие необходимые вещи пенсионерам и нуждающимся гражданам.

Старое – лучше всего

Когда слушаешь описание этого проекта, кажется, что то же самое можно увидеть в любом городе мастеров. Это место, куда можно приехать на экскурсию и посмотреть, как работают камнерезы, гончары, ткачи, кузнецы, как плетут лапти и как мелют муку. С единственным отличием: все мастера будут работать строго по старинным технологиям. Для этого Олег Мажара, к примеру, долго искал жернова для мельницы, сделанные из специального жернового камня – такой добывали раньше только на двух месторождениях в России. «Мы бы могли заказать новые из черного гранита, предложений поступало полно, но нам было важно соблюсти технологию и показать, какую муку получали наши предки сто лет назад, - говорит атаман. – Важно, чтобы даже звук этой мельницы был настоящим».

Рядом с мельницей казаки планируют построить пекарню с русскими печами, сделать музей старого быта, трапезную и чайную, а в центре хутора организовать площадь для мероприятий – майдан, где будет ездить лошадь с бричкой. «Мы хотим, чтобы малообеспеченные категории граждан могли приезжать на наш хутор и бесплатно посещать домики мастеров, зоопарк, кататься на лошади, а потом бесплатно обедать в чайной – туда бы поступали блюда из трапезной и выпечка из пекарни, и люди, отдохнув, спокойно бы возвращались домой», - делится Олег Анатольевич.

Корыто и сечка для рубки капусты

Кроме выставки народных ремесел, в этнохуторе сделают улицу фермеров: один устроит загон для птиц и будет не только показывать их, но и продавать мясо, яйца и особей различных пород; другой сделает то же самое с кроликами. Посмотреть и погладить домашний скот посетители смогут в контактном зоопарке: там можно будет наконец показать всех животных, которыми богата станица «Державная» - свиней, коров, лошадей, редких породистых коз. Казаки стоят в реестре сельхозпроизводителей, поэтому проблем с разрешением на эту деятельность у них возникнуть не должно.

Старинные бубенцы для лошадей

Жить на работе

По оценкам Олега Анатольевича, наполнение проекта уже готово на 300%. Для населенных пунктов этнохутора уже нашли троих кузнецов, которые готовы переехать из других регионов и начать работу. И в этом второе отличие от традиционных городов мастеров: по замыслу казаков, ремесленников, фермеров, обслуживающий персонал наберут в том числе из числа прошедших реабилитацию, они поселятся в домиках через дорогу от хутора и будут там жить, занимаясь каждый своим делом. «Ремесло свое они будут передавать ученикам, воспитывая таким образом преемственность поколений, - делится Мажара. – Один наш пекарь, к примеру, готов взять ребенка из детского дома и обучить его своей профессии».  

Рядом с хутором его жильцы будут заниматься сельским хозяйством, обрабатывая поле по старинке – конной тягой. Косилки и плуги уже подготовлены, люди посадят и соберут урожай, как это делалось раньше, и за этим процессом можно будет понаблюдать. На мой вопрос, откуда казаки узнали о старой методике, Мажара смеется: «Ну люди-то еще живы, кто все это проходил, у них и узнаем всё». Оказалось, что в Салде долгое время работал конный завод, и еще каких-то два-три года назад на оставшихся там лошадях не только вспахивали поля, но и зарабатывали в качестве перевозчиков грузов. Оттуда Олег Анатольевич привез часть старинных вещей для будущего музея, который также войдет в состав этнохутора – к примеру, старинный комплект конной сбруи, какие раньше были у цыган, и другую амуницию.

Редкая штучка

Более сотни экспонатов сейчас хранятся на складе станицы «Державной». Почти все они – из личной коллекции Мажары. «У коллекционеров обычно есть конкретное узкое направление, а я всю жизнь интересуюсь всем и очень люблю старину, и пусть у меня в запасе не такие эксклюзивные вещи, но ведь все равно интересно их посмотреть», - говорит он. Вот, к примеру, ведро, сделанное из цельного дерева, само по себе ценности не представляет, но то, как его сделали мастера прошлого – загадка, полезная для ума современных детей и взрослых. Дело в том, что оно имеет форму цилиндра, а дно у ведра явно врезано изнутри. Вопрос: как?

«Лапти все видели, а вот фляжку, сплетенную из бересты, вряд ли. Попробуй сделай такую! Я бы не смог», - продолжает Мажара. В его запасах есть и старинный утюг, который работал на углях, и рубель для отжима и разглаживания белья, и настоящий ткацкий станок, и устройство, на которое пряльщицы наматывали нитку, скрученную на веретене. Специально для нас Олег Анатольевич достал щипцы длиной около полутора метров с формой для теста на конце – похожее на вафельницу устройство раньше использовали, чтобы делать печатные пряники в печке, и принадлежало оно староверам – это видно по символам и узорам на внутренней части щипцов.

Рубель для разглаживания белья

Следующий пункт программы - прибор, похожий на большую деревянную мясорубку. «Это крахмальница, - объясняет казак. – Сверху в нее накладывали очищенную картошку,  затем прокручивали, полученную кашицу собирали, выпаривали и получался крахмал, которым наши бабушки, к примеру, отбеливали юбки, рубашки и воротнички». Рядом с ним лежит корыто из цельного дерева, приспособление для рубки капусты, самовар редкой формы, похожей на грушу, и дверка от печки, на которой изображен казак на лошади. «Когда на блошином рынке нашел, сам удивился», - комментирует Мажара.

Мясорубка для изготовления крахмала

Цыганская вольница

Отдельная его страсть – это старинные пластинки. Он собирает их еще со школы. Их у Олега Анатольевича более тысячи штук. Угольные советские хранятся в специальном бумажном альбоме с кармашками, но есть и редкие дореволюционные - шеллаковые с бортиками, чтобы с кромки не соскальзывала игла, а также одна бумажная с изображением крымского Ласточкина гнезда. Любую из них до сих пор можно послушать, для этого помощник атамана выносит настоящий патефон, заводит его специальной ручкой, и дальнейший рассказ проходит под звуки старинных романсов.

«Включи что-нибудь повеселее, да хоть Очи черные», - просит Олег Анатольевич. У казачьей воли есть что-то общее с бытом цыган. Лошадей для станицы «Державной» по стечению обстоятельств купили именно у таких заводчиков, и среди экспонатов для будущего музея от них можно найти пару вещей. Например, музыкальные бубенцы, которые надеваются на шею лошади. Они закреплены на кожаном широком ремне, сделанном современными мастерами, но сами были в ходу еще до революции – об этом свидетельствуют надписи с ятями.

Самая необычная вещь в коллекции Олега Анатольевича – это старинное кожаное седло с деревянными стременами. Обычно стремена делали железными, но в случае с этим экземпляром скорее всего сэкономили и выбрали материал подешевле. Само седло на ощупь мягкое и хорошо пружинит: оказывается, раньше вместо металлических пружин, которые со временем ломались, проседали и дырявили отделку, в качестве наполнителя использовали конский волос. Седлу уже много лет, его нашли в глухих уральских деревнях у местных жителей, а сиденье до сих пор не потеряло своей формы и сохранило функционал.

Деньги все испортят

Проект этнохутора победил во всероссийском конкурсе социальных инициатив еще в 2014 году, и до сих пор казаки не могут получить под него землю. Олег Анатольевич говорит, что ему хватило бы трех гектаров, но в будущем хотелось бы расширяться. В планах уже запустить конные прогулочные маршруты и начать работать с краеведами, которые могли бы водить необычные экскурсии по уральским местам. «Они готовы показать туристам древние поселения, дольмены, окаменелые деревья, и в принципе интерес со стороны турагентств тоже есть», - говорит Мажара.

Для запуска проекта Олег Анатольевич рассматривает два варианта: либо начинать строиться самостоятельно – тогда на это уйдет два-три года, либо начать сотрудничать с диаспорами других народов Урала и дать им построить на территории этнохутора свои секторы – тогда все начнут работать одновременно и быстрее запустят проект. На заднем дворе у каждой народности – белорусов, украинцев, татар – можно будет построить еще пару домиков в национальном стиле для проживания туристов. Эта услуга была бы уже платной, желания заработать у казаков нет, но хотелось бы, чтобы проект сам себя кормил.  

Утюг, работающий на углях

«Мы не хотим двигаться только к коммерции, потому что там, где появляются деньги, теряется суть, - объясняет Мажара. – Оно ведь как получается, сувениры везде продают, но только единицы владеют мастерством их изготовления. И в основном это люди из регионов, которых никто не видит. На мой взгляд, они должны это делать не у себя дома, а у нас в этнохуторе. Тогда посетители будут смотреть не только на само изделие, но и на процесс его создания, и знания, накопленные поколениями, не потеряются». Меня как человека, выросшего в эпоху автоматизации и технического прогресса, им уже удалось удивить.   

Елена ЧЕТКОВА

Фото Алисы ЩЕРБАКОВОЙ

← Назад 0 Поделиться:
 
 
 

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.